Дарившие тепло

Настя шагнула в образовавшийся проем и подала пакет документов капитану. Джейс его принял и сделал знак рукой - вроде, проходи и садись. Настя так и сделала. Джейс вскрыл документ и пробежав глазами сообщение недоуменно уставился на Настю. Она вскинула бровь.
- Что там?
- Ничего... Ничего такого. В смысле - плохого. Скоро домой.
Он обнадеживающе улыбнулся. Все еще недоверчиво, Гордеева покосилась на капитана, и заметила:
- Вы нервничаете, капитан.
- Почему вы так решили, штурман.
- А у вас на лбу написано
Джейс засмеялся, а Настя вдруг решила, что ей в каюте капитана больше делать нечего. Она вежливо кивнула, встала и направилась к двери. Однако Джейс не собирался так просто ее отпускать. Он молниеносно бросился вперед и, встал между дверью и штурманом.
- Не так скоро, - тихо, но настойчиво сказал он. "Сейчас начнется",- обреченно подумала Настя, - "Как бы все это прекратить?" Она терпеть не могла всех тех нежностей, что предлагал ей переполненный эмоциями и ощущениями капитан. Она заглянула в его глаза и все поняв, вздохнула. Джейс был охвачен страстью и врядли что-либо соображал. Взгляд просил, умолял, требовал. Это был уже не деловитый капитан, а переполненный чувствами любовник.
Прижав ее к стене всем телом он страстно прошептал:
- Не уходи. Останься со мной.
- Ты же прекрасно знаешь, что я не могу.
Настя поморщилась, но Сакураи похоже было все равно.
- Какие-то дела? - ласково промурлыкал он и сгреб ее в охапку. Настя вывернулась точно уж и отскочила к стене где висела краса и гордость Сакураи - старинный катана, который, как был уверен Джейс, принадлежал его роду с незапамятных времен. В такие стародавние времена женщине категорически запрещалось трогать оружие. Меч - душа самурая, мужчины. Но сейчас...Она схватила шершавую на ощупь рукоять и рывком потянула на себя. Сверкающее лезвие покинуло ножны и описало полукруг. Острие меча было в шаге от капитана. Он уставился на оружие, усмехнулся и шагнув вперед уперся ничем не защищенной грудью в острие. Потом посмотрел девушке в лицо, его глаза потемнели и вызывающе блеснули:
- Не останавливайся,-прошептал он и повторил, - Не останавливайся.
Рукой он зажал острое лезвие и преодолевая сопротивление поднял острие к горловой впадине.
- Вонзи его, - тихо прошипел он и подавшись вперед так, что острие меча вдавилось в беззащитную шею, повторил - Вонзи...вонзи...вонзи! Широко распахнув руки он налег на меч и из кожи тонкой струйкой потекла кровь.
Запах крови был ужасающ и притягателен одновременно. Солоновато-сладкий, пахнущий железом, он кружил голову. Она на всю жизнь запомнила этот запах, когда при ней, четырнадцатилетней малолетке убивали капитана "Мирного". Делили человека на части как...именинный пирог. Она до сих пор помнила этот запах и звериное ощущение, когда на ее затылке шевельнулись волосы. Ее пальцы сами собой разжались и меч, глупая железка, звякнув, просто упала на пол. А кровь-то осталась... Широко раскрыв глаза, тяжело дыша, она пыталась избавиться от кошмара на яву. Заметив не ладное, Джейс бросился к ней и подхватив на руки заботливо заворковал:
- Девочка моя, маленькая, что с тобой? Прости меня. Я всего лишь хотел быть с тобой.
Я не навредил?
Настя отрицательно покачала головой.
Он отнес ее в кровать и уложил, а сам присел рядом и взял ее за руку.
Гордеева рванулась встать - вдруг кто войдет и увидит, но Джейс настойчиво уложил ее назад.
- Пойдешь тогда, когда будешь нормального цвета, - сказал он тоном не терпящим возражений.
Но сам он плохо контролировал себя. Он держал Настю за руку и она чувствовала как его пальцы дрожат.
Какое-то время она просто наблюдала за ним. Он сидел в своем банном халате и раскачивался точно маятник. Наконец он поднял руки и стянул с себя халат оставшись в чем мать родила. Настя, не смотря на свое состояние, рванулась, чтоб уйти, но сильные руки капитана ее удержали. Он склонился над Настей.
- Смотри на меня, - глухо произнес он, - только на меня. И ничего не бойся.
Взяв ее ладонь он приложил к своей груди:
- Слушай.
- Ты сходишь с ума! Тут везде камеры!
- Слушай, - снова велел он.
Под пальцами Настя ощущала сильные равномерные толчки его сердца.
- Ну, и что. Ты очевидно здоров. Сэл лучше знает.
Он ухмыльнулся и ответил:
- Я не то хочу сказать. Оно твое. Приказывай.
Настя прищурилась:
- Я могу уйти?
Джейс застонал и сев закрыл лицо руками:
- Ты опять все не так поняла. Дразнишь что-ли? Злобное ты существо.
Это было сказано с такой обидой и горечью, что Гордеева почувствовала укол совести. И в самом деле, ведь она видела как он мучается. Его почти ломает от недостатка любви. Скорее всего, насколько она знала физиологию, его сейчас просто рвет на части от неудовлетворенного желания. Что ей, жалко что-ли раз покориться капитану. Терять то ей в общем-то нечего, а он еще пригодится.
Приняв решение она вздохнула и робко коснулась его спины. Джейс вздрогнул от прикосновения и потер лицо. Что-о? Неужто плачет? Вот довела мужика! С другой стороны, пусть побудет на ее месте! Ха! Хотя, будет с нее, хватит глумиться над ним. Какую бы тактику поведения выбрать, чтоб он не накинулся на нее как голодный зверь? Самую простую. Разговор. Она села рядом и тихо сказала:
- Я никогда не думала, что все так будет. Что буду утешать врага и сочувствовать ему.
- Вот как, - горько произнес он,- Я для тебя враг.
Настя пожала плечами и тоном прокурора произнесла:
- Ты изнасиловал меня. Назовем уж вещи своими именами.
Джейс втянул голову в плечи. Сказанное Настей задело его, но он ответил:
- Прости, что причинил тебе боль. Я не знал, что... Это такая редкость в наши дни...
- Что, - усмехнулась Гордеева, - девственница? Меня убила не боль. А сам факт вторжения в границы моего существования. То, чего ты так требуешь сейчас.
- Ты боишься,-понял он,-боишься любить.
Констатация факта с его стороны. Нельзя не сказать, что он не прав. Как верно он ее чувствует, до жути. Может он и поймет ее.
- Смотря что ты понимаешь под словом "любить". Эмоцию или физический процесс совокупления.
Он оторвал руки от лица и недоуменно посмотрел на девушку. Гордеева сидела рядом с самым что ни на есть серьезным видом. Он вдруг захохотал и притянул ее к себе:
- Боже, - простонал он от смеха,-никогда не думал, что буду любить компьютер в облике хорошенькой женщины. Хотя, если подумать, это меня заводит.
Настя слабо улыбнулась:
- Ну вот я тебя и рассмешила.
Она больше не вырывалась, а даже наоборот, приникла к Джейсу обняв его. Он понял. Его больше не оттолкнут и расценил это как команду к действию. Немой диалог взглядами: "Ты мне доверяешь?"-"Доверяю." и он тихо произнес:
- Я буду очень осторожен и нежен с тобой.
Чинные ласки стали откровеннее, Джейсу было уже мало поцелуев и Настя ощущала всей кожей сквозь униформу как он горит. В прицеле снайпера он бы выглядел как факел. Она не преминула поделиться с ним этой мыслью. Задыхаясь, он вновь засмеялся.
- Маленький вояка, - промурчал он и зубами расстегнул крепления её униформы, - боюсь, что даже выстрел из древней СВД меня сейчас не остановит. Закрой глаза и слушай, и ничего не бойся.
Он раздел ее медленно и осторожно, без резких движений, каждый раз ожидая, что его сон уйдет и он очутится в одиночестве, больной, как с похмелья. И его Настя исчезнет вместе со сном. Он чувствовал почти физическую боль от осознания краткости этого момента. Если б так было всегда. Он бы все отдал за этот краткий миг с ней. Джейс бросил взгляд на Настю, она послушно лежала закрыв глаза и ни одной эмоции в лице. Ну погоди, маленькая лицемерка, я заставлю тебя улыбаться от счастья. Я сделаю так, что ты сама захочешь меня. Пожалуй, капитан знал женское тело не хуже древнего оружия. Если даже не лучше. Рука скользнула ниже живота и Настя конвульсивно дернулась. Не смотря на отсутствие в ее лице эмоций, ее тело реагировало правильно, как и должно было. На бледных щеках проступил румянец и Джейс, довольно улыбнувшись, убрал руку легко проведя ею по внутренней стороне ее бедра. Настя не открывала глаз, но челюсти ее сжались. Она все еще контролировала себя. Джейсу же самоконтроль давался все сложнее. Кровь уже ударила ему в голову, но природное упрямство взяло верх, и он продолжил свой маленький эксперимент. Интересно, когда она сдастся? Наверное скоро, потому-что ее руки судорожно сжались в кулаки, но дыхание ровное.
Сантиметр за сантиметром он губами изучал ее тело, пробовал на вкус, слегка касаясь языком бархатистой кожи. Руками ласкал плавные изгибы девушки и все время не забывал следить за ее реакцией.
Когда же ты сдашься мне, несносная, упрямая девчонка! Он взял ее за руку, разжал кулак и поцеловал ладонь. И... Очевидно это было последней каплей в чаше ее терпения, потому-что она открыла глаза и потянувшись к нему, обняла и положила голову ему на плечо. Он тихо засмеялся своей победе. Пора! Джейс привстал и осторожно посадил ее себе на бедра шепнув ей на ухо:
- Верь мне.
Он осторожно вошел в нее и подождал, пока она привыкнет к нему. Потом продолжил движение спокойно и плавно, боясь только одного – причинить вреда, будет с нее одного жестокого знакомства с сексом. Настя зажмурилась от смущения и страха. Он чувствовал его как свой. Как ее боль в том вражеском корабле, когда её избивал пират. Тогда она просила не сдаваться. Он сдался, но только от того, что видеть её страдания было ему не под силу. Теперь же, другое дело. Они одни и вместе. «К чему страхи. Нет опыта? Не страшно. Я рядом, я подскажу. Меня можно не бояться и не стесняться. То что с нами происходит, это только с нами. Никто об этом не узнает». Казалось, она прочитала его мысли и словно сняла защиту. Настя оказалась весьма чувственной, она послушно реагировала на все его движения и прикосновения. Это было для него сюрпризом. И очень приятным. Как и в прошлый раз он испытал наслаждение, только испытывать его оказалось гораздо приятнее осознавая то, что ты не один. То, что Настя в экстазе, он понял, как только ее ногти впились в его спину и раздался томный, тихий, судорожный вздох. Этот звук был во сто раз приятней крика. Джейс улыбнулся и посмотрел ей в лицо. Глаза широко раскрыты, в них недоумение, не понимание. Она словно не видела его, своего любовника, Джейса. Он осторожно освободился и приподнялся. Что-то не то. Она не улыбается. Неужто опять, вместо того чтоб растопить лед её души, он теперь навсегда её заморозил. Джейс испугался и, дотронувшись до пылающей щеки девушки, позвал:
- Настя.
Она медленно сфокусировала на нем взгляд.
- Как ты? В порядке?
Настя кивнула.
- Принести чего-нибудь?
Покачала головой.
- Что ты чувствуешь?
Она разжала спекшиеся губы и тихо ответила:
- Горячо.
Потом вдруг подалась вперед и крепко обхватив руками за шею прошептала:
- Прости, я такая неумёха. Надеюсь, ты доволен.
- Что? – он даже слегка обиделся. Он так старался понравиться ей в постели, а она вывернула это так, что это она старалась для него. Но.. так просто обидеть неопытную женщину. И он улыбнулся.
- Чтож, теперь твоя очередь быть довольной! Продолжим?
- А надо ли? Ты наверное устал.
Он только усмехнулся. Погоди девочка. В этом виде спорта, мы мастера. Не отводя от её лица взгляда, он вторично приложил усилия, чтоб утолить желание. Больше она глаз не закрывала.
Уставший, но довольный, Джейс прижал к себе Настю и тихо произнес: Вот мы и вместе, любовь моя.
Голова Насти доверчиво покоилась на его плече, а ее рука крепко обнимала торс. Засыпая, она улыбалась…
Проснулась она от того, что рядом кто-то заворочался. Открыв глаза она посмотрела по сторонам. Темно, ничего не видно, рядом с ней кто-то лежит. Вспомнив, как она занималась ЭТИМ с капитаном Настя смутилась. Похоже ей стоит перечитать Устав Космофлота. А пока мозг был занят мыслью как бы незаметно убраться отсюда. И где, черт возьми, ее одежда? Который час? Сколько она здесь пробыла? Настя включила коммуникатор. Три часа ночи! Что она тут делает? Бросив быстрый взгляд на Джейса и убедившись, что он спит, Настя тихо соскользнула с койки. В душ! Надо смыть с себя запах Джейса! А гигиенический блок у него в каюте больше, есть даже вода. Вот роскошь! А у нее только акустический душ. Она включила и настроила воду и замерла, наслаждаясь освежающими струями воды, тихонько массирующими ей кожу. Она размышляла о том, как этот рейс изменил ее жизнь и ее саму. Стоит ли говорить Сакураи о ребенке? Нет, рано пока.
Выйдя из душевой она оделась, натягивая китель нечаянно смахнула со стола капитанские бумажки. Приглушенно выругавшись Настя стала собирать разлетевшиеся приказы, депеши, инструкции и тому подобную бумажную дребедень. Стоп! Знакомый документ, но почему он пуст? Не потому ли капитанские брови так близко придвинулись к скальпу. Он опять ее обманул! Настя без сил опустилась на стул. Первое желание- завопить от ярости, она подавила. Это не к чему. Она замерла, сжав в кулаке пустую депешу, и уставилась на довольно спящего капитана. Он был безмятежен, точно дитя, и конечно же красив. Почему он выбрал ее? По настиным губам скользнула ухмылка: а что она теряет? Сбросив с себя форму она снова нырнула в капитанскую постель. Джейс проснулся и улыбнулся сквозь сон.
- Любимая...
Притянув к себе Настю, он зарылся лицом в ее волосы. Ну...
- Ты обманул меня.
- Что?
- Нет никакой депеши.
- А. Да. Знаю. Это Сэл придумал. Видишь ли, когда у меня нет женщины, мне плохо.
Он вздохнул, все еще крепко ее обнимая и прижимая к себе.
- И я, это выход из положения? - Настя дернулась.
- Отчасти да,- Сакураи был честен.
- Пусти! Я пойду!
- Я не держу!
- Сука!
Она быстро оделась и вылетела в пустой коридор. Ее использовали. В очередной раз! Мерзавец! Ненавижу! Она забилась в самый дальний угол сада и замерла там, переваривая случившееся. Глупо. Как глупо было полагать на хоть какую-то эмоцию. Все! Больше никаких экспериментов.
***
Весь следующий день Сакураи вел себя так, как будто ничего и не было. Настя о произошедшем инценденте даже и не вспоминала. Ледяной взгляд и равнодушное лицо, вот все, на что наткнулся капитан Сакураи. Все же он, как и боялся, создал свою "Галатею". Конечно, он не мог видеть тех бурь, что бушевали в ее душе, но он наблюдал. Такая чувственность...
Ситуацию прорвало когда Гордеева в очередной раз посетила сад. Подчиненный Фентона перегородил ей дорогу.
- Привет.
Настя просто попыталась его обойти, но сильные руки схватили ее за плечи.
- Погоди, детка. Я знаю, ты спишь с капитаном, а я чем хуже?
Жадные руки принялись шарить по мундиру. Настя впала в ступор - заявление шокировало ее настолько, что она даже не сопротивлялась. А наглый сержант службы безопасности, почуяв себя безнаказанным расстегнул крепления ее униформы.
Наказание пришло неожиданно. В лице капитана. Откуда он тут взялся, для Насти было загадкой, но Джейс, с перекошенным точно у дьявола лицом, оторвал от девушки сержанта и тихо прошипел:
- Прочь от моей женщины.
Потом последовал удар в лицо, после которого сержант ушел в нокаут. А Джейс опустившись на колени заботливо застегнул на ней все крепления. То что последовало потом он не ожидал. Гордеева наотмаш ударила его по лицу. Синие глаза сверкали гневом.
- Ненавижу тебя!
Он поймал ее за руки.
- Не ври мне.
Сакураи стал целовать ладони бившие его совсем недавно.
- Ты мерзавец!- выдавила из себя Настя, - Ты поступил нечестно!
Он поднял глаза:
- Я ничуть об этом не сожалею. Я был счастлив рядом с тобой. И рад, что ты подарила мне эти мгновения. А этот...
Джейс бросил мимолетный взгляд в сторону сержанта, который все еще был без сознания.
- Я думаю, Фентон придумает ему занятие, чтоб больше посторонних мыслей в его юной, глупой голове не заводилось. Что-нибудь по типу, копать отсюда и до ужина.
Он ухмыльнулся.